ВИРТУАЛЬНЫЙ ЩИТ ГОСУДАРСТВА, ИЛИ КАК РАБОТАЕТ КОМИТЕТ ВИРТУАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (КВБ). Часть вторая

Часть первая

Видеоигра – один из инструментов визуального мира с высокой степенью вовлечения аудитории. Книгу можно отложить, видеоигру – никогда. Поэтому зрители не отходят от экрана телешоу, ведь там работают не только социологи и психологи, но сегодня появились и новые специалисты по удержанию внимания. Точно так история повторяется и в случае телевизионных ток-шоу, от которых тоже зритель не может оторваться.

Видеоигра строится на активности игрока, он выбирает варианты своего поведения, но поскольку он должен выигрывать, а не проигрывать, эти варианты детерминированы. Телезритель привязан к телевизору, казалось, что у него вариантов немного: слушать или выключить, переключить на другую программу, но мы забываем, что не слушать он не может. Это зритель, который уже смотрел предыдущую программу, и на последующую приходит сознательно, поскольку хочет получить те же эмоции.

Видеоигра имеет четкие параметры цели. К этой цели может стремиться игрок, но ею косвенно можно увлечь и зрителей. Для живых зрителей нужны такие же живые враги или их олицетворение в студии в виде неправильных экспертов. Тогда нудный политологический материал превращается в живую схватку хороших и плохих. Зритель всегда любит быть на стороне победителей.

Телевизионные политические ток-шоу построены так, что эксперты все время потрясают кулаками, обвиняя врагов государства. Здесь надо также моделировать случайный, а не запрограммированный процесс. Именно так готовят сюжет такой передачи. Судя по зарплатам и журналистов, и “мальчиков для битья”, которые представляют “нехорошие страны”, это весьма важный виртуальный щит государства, воспитывающий граждан в нужном направлении. В свое время всех шокировал уровень зарплат этих пропагандистов [10]. Откуда миллионы в не столь богатое время? Источник один – расходы бюджета на поддержку СМИ в 2021 году увеличиваются на 40% [11]. И среди получателей “иностранные мальчики для битья”: “Ковтун является «самым дорогим» гостем эфиров. «Его месячный заработок со всех шоу и каналов — от 500 до 700 тысяч рублей. Иногда до миллиона в месяц». И: «Примерно столько же получает Майкл Бом. У американца вообще есть эксклюзивный контракт и ставка. Он обязан посещать определенное число эфиров»” [12].

Когда ты смеешься над другим, над иной страной, это явно поднимает тебя выше объекта смеха. Тебя подняли эмоционально, и никакая рациональная мысль не сможет убить это ощущение.

Эти передачи направлены на тот тип врага, которого видит в этот момент власти России. Нам представляется, что все началось раньше, с более мягкого варианта смеха в передаче “Прожекторперисхилтон” [13]. Но и тогда смеялись и язвили по поводу стран Балтии и Беларуси. Команда сценаристов обслуживала нескольких ведущих, которые сами из себя даже шутки не могли выдавить. Но это был более юмор, чем политика. То есть мягкая сила, теперь же эта сила расцвета и стала жесткой. Как оказалось, мягкая сила не особенно интересна государству при разговоре с массовой аудиторией.

Закрытие программы “Прожекторперисхилтон”, случившееся в 2017 году, С. Светлаков объяснил цензурой: «Остроты на телике абсолютно нет, потому что форматы телеканалов не позволяют это делать. «Прожекторперисхилтон» закрылась именно из-за того, что нам помешал формат, и мы не захотели выглядеть идиотами. Мы какие-то вещи не освещаем в стране, а говорим про то, что в Норильске суслик родил еще одного суслика. И про это шутим»[14].

Цензура – это чисто по-ленински. В теории одно, в реальности – другое. Сегодняшние исследователи акцентируют: “Сын учителей, Ленин верил в трансформирующую силу идей настолько, что считал образование может произвести “нового человека”. В этом отношении он был более гегельянцем, чем марксистом, ставя политику над экономикой, а сознание над классовой позицией. Он выступал за общую грамотность, общественные школы и бесплатные общественные библиотеки. <…> В царской России существовала цензура. Как журналист Ленин с ней многократно сталкивался. В своих дореволюционных работах он не защищал цензуру. Однако после революции 1917 он сразу же ввел цензуру как “временное средство”[15].

Вот, что рассказывает один из авторов шуток для “Прожектораперисхтилтон”: “Платили там очень хорошо. Это тоже влияло на представление о том, что ты занимаешься работой мечты: Первый канал, бешеная зарплата. Самые сильные авторы получали до 10 тысяч евро в месяц. И это все равно для сценариста не основной заработок, главные деньги — это халтуры, когда ты пишешь сценарии дней рождения, церемоний и т.д. Там за один вечер можно было месячный заработок поднять. На Первом, конечно, ты не мог шутить про понятные вещи. Но это и хорошо, с другой стороны, когда у тебя есть такая цензура, — обходя ее, придумывая двухэтажные шутки, получается гораздо тоньше и круче, чем когда шутишь просто в лоб. К тебе никто не приходит и не говорит: так нельзя. Вся цензура в тебе происходит, ты сам понимаешь, что такую-то шутку можно не сдавать, потому что ее не утвердят или потом вырежут.

Нет никаких партсобраний, где говорят: «Ребята, давайте хорошо пошутим про Путина». В России 91 процент населения черпает информацию из федеральных каналов. Я вообще не представляю, какой была бы программа «Прожектор», если бы она выходила сейчас, во время Крыма и Украины. Это был бы … [крах]. Ну или она бы не выходила из-за траурных мероприятий. Так что хорошо, что ее не стало” [16].

Никакой зритель не задумывается над тем, что его просто обводят вокруг пальца, создавая шуточки про бывших соседей: сначала это была Прибалтика и Грузия, потом Украина и Беларусь, теперь будет и Молдова…

А то, что это во многом ложь, становится не так важно. Специалисты по загрязнению информационного пространства говорят так: “Самой явной проблемой с любым типом информационного загрязнения является то, что это тип лжи для политических целей. Но рассматривая вопрос только в терминах лжи недооценивает и неверно характеризует более грандиозные обманы, которые увековечиваются в зеркальном домике веселья Интернета. Ложь является не тем же, что и обман. Ложь – это сознательное говорение того, что вы сами считаете неправдой с целью ввести в заблуждение вашу аудиторию. Я могу сделать это без лжи (молчание в ключевой момент, например, может быть обманным). И я могу лгать вам без обмана. Это может быть, когда вы скептичны и не верите мне, но это может быть и потому, что то, что я говорю, непреднамеренно верно. Другими словами, вы врете, но не обманываете. Это тогда предполагает, что обман имеет место, когда кого-то реально заставили поверить в то, что является неправдой. Обман, как считают философы, это термин успеха. Обман может произойти даже без неверных представлений” [17].

В основе всей этой системы обмана лежит мягкая сила, поскольку люди получают приятную для них модель мира. Конечно, она будет расходиться с реальностью, но это уже становится не так и важным. Если в физическом пространстве все живут по-разному, то в виртуальном – общая благодать. По этой причине человек берет вину за свою плохую жизнь на себя, отодвигая государство из числа виновных.

М. Шевченко говорит еще так: “Российские власти стали просто глиняным гомункулом, из которого вытащили волшебную бумажку! Они живут по инерции, двигаются по инерции — у этой политической системы нет никаких перспектив и стимулов! Наши власти полагают, что они антизападные. На самом деле — западные. Вся их мечта — быть частью Запада, их просто туда не взяли. Не взяли этих, но возьмут кого-то других. Между тем, смысл России — быть вообще не-Западом, быть иным пространством. А они не справились с той задачей, с той возможность, которая им выпала судьбой. Они — это власть имущие. Они хотели войти в мировое цивилизованное пространство на каких-то своих основаниях — не получилось.

В итоге, Россия разорена, народ живет кое-как, правящая элита фантастически богата, везде процветают коррупция, хищения вскрываются на миллиарды рублей. Это полная деградация, полный распад системы. Конечно, в этой ситуации — только полицейщина, только фашизация, только террор. А что еще остается правящей верхушке, которая не может дать народу никакого будущего?!” [18].

Продолжение следует

Литература:

10. Ежов С. 13 друзей Путина. Сколько зарабатывают самыек известные пропагандисты российского ТВ https://theins.ru/politika/235089?utm_source=telegram.me&utm_medium=social&utm_campaign=the-insider-vyyasnil–skolko-sredstv-nal&utm_content=43708567
11. Власти отказались от снижения господдержки СМИ на фоне пандемии https://www.rbc.ru/technology_and_media/17/09/2020/5f61f7899a7947687f22edc1
12. Раскрыты гонорары иностранных «мальчиков для битья» на российских ток-шоу https://lenta.ru/news/2017/10/17/deneg_net/
13. Прожекторперисхилтон https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%B8%D0%BB%D1%82%D0%BE%D0%BD
14. Светлаков заявил о закрытии «Прожекторперисхилтон» из-за цензуры https://www.rbc.ru/society/31/10/2019/5db95b039a79474c10fcedb4
15. Jansen S.C. ‘Every Idea is an Incitement’: Holmes and Lenin https://www.bloomsburycollections.com/book/censorship-moments-reading-texts-in-the-history-of-censorship-and-freedom-of-expression/ch18-every-idea-is-an-incitement-holmes-and-lenin
16. «Сейчас все делается тупо ради бабок»: кто придумывает шутки на российском ТВ https://daily.afisha.ru/archive/vozduh/cinema/seychas-vse-delaetsya-tupo-radi-babok-kto-pridumyvaet-shutki-na-rossiyskom-tv/
17. Lynch M. P. The Disturbing Power of Information Pollution https://thereader.mitpress.mit.edu/disturbing-power-of-information-pollution/
18. Полунин А. Максим Шевченко: Кремль вводит жандармско-полицейское государство. Когда правящая верхушка не может дать народу будущего, она закручивает гайки https://svpressa.ru/politic/article/282529/

Автор: Георгий Почепцов

Профессор, доктор филологических наук, наиболее цитируемый автор по теме медиакоммуникаций на качественных ресурсах постсоветского пространства. Основатель оригинальной украинской школы медиакоммуникаций и коммуникативных технологий

Источник: https://rezonans.kz/