Дезинформация – грозное российское оружие

Dezinformare Rusia Putin

„Запад является мишенью „гибридной войны”, где ложная информация нацелена на дискредитацию общественных институтов”, – пишет журналист Le Figaro Жан-Жак Мевель.

Когда употребляется слово „дезинформация”, мир разведки неизменно дает ссылку на статью, появившуюся 26 февраля 2013 года в российском журнале „Военно-промышленный курьер”. Генерал Валерий Герасимов, только что повышенный в должности до главы Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации, раскрывает в ней свою стратегию, которую на Западе вскоре назвали „гибридной войной”, говорится в статье.

„Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия”, – поясняет генерал Герасимов для своих войск, для Кремля и, несомненно, для остального мира. На бумаге концепция не представляется откровенно новаторской. С силой обольщения („мягкой силой”) в „глобальной войне” стратегии могущества уже играют давно и по всей широте диапазона”, – передает Мевель.

„Восприятие статьи в „Военно-промышленном курьере” резко изменилось в марте 2014 года, с высадкой в Крыму „зеленых человечков”. Эти войска без флага, без опознавательных знаков, но в масках и говорящие по-русски, создали прикрытие для аннексии части украинской территории. Кремль перешел от теории к практике”, – считает журналист.

„Три года спустя уже не коммандос в зеленой униформе, а „тролли” сеют смуту на Западе. Эти духи, еще более вредоносные, чем их скандинавские предки, сеют слухи, раздор и дезинформацию в джунглях всемирной сети. Они размножаются с огромной скоростью. В конце американской кампании они обвинили Хиллари Клинтон в руководстве сетью педофилов, через какую-то столичную пиццерию. В Берлине они придумали легенду об изнасиловании 13-летней Лизы, позднее вызвавшую демонстрации против беженцев, докатившиеся до канцелярии Ангелы Меркель. Во Франции они подпитывают кампанию с целью опорочить личную жизнь Эммануэля Макрона”, – утверждает Мевель.

„Никто не может с уверенностью установить, что „тролли” находятся на службе у Кремля, в отличие от „зеленых человечков” в Севастополе. Но вероятность этого обвинения сильна. Родной язык этих киберсозданий чаще всего русский, их цифровой адрес регулярно ведет в Россию. Их мишени на Западе роднит то, что все они испытывают недоверие к Владимиру Путину”, – комментирует автор.

„Тролли” имеют свои „фабрики”, сеть манипуляторов, программистов и стучальщиков по клавиатуре, расположены они в Санкт-Петербурге, родном городе российского президента, как уверяют источники западных разведок”, – передает Мевель.

„По сути союзники должны защищаться от стойкой легенды: „кольца окружения” Российской Федерации”, – описывает журналист один из „российских мифов”.

„В Брюсселе Североатлантический альянс столкнулся с ростом объема дезинформации на 400% за три года. На своем веб-сайте НАТО включило в каталог 32 „российских мифа”, начиная от искажения реальности в Косово в 1999 году до так называемого освобождения Крыма в 2014 году”, – говорится в статье.

„Советская пропаганда в свой золотой век пользовалась теми же методами, – говорит один профессионал, ответственный за обнаружение фальсификаций в особо крупных размерах. – Сначала взрастить вымысел в какой-то западной газете, потом использовать эту газету как достоверный источник в проправительственных СМИ, чтобы подкрепить свои собственные тезисы. Но существует большое различие: скорость распространения и множественность интернет-каналов сегодня позволяют проходить почти через все фильтры. Остальное – дело копипаста. Также неслучайно, что машина дезинформации работает на полных оборотах по выходным, когда западные редакции разоружены…”.

„В России аудитория почти порабощена с тех пор, как Владимир Путин подавил то, что принято называть гражданским обществом, сведя его к пассивному сопротивлению”, – считает Мевель.

„Любая страна стремится хорошо выглядеть в глазах своих соседей. Россия же избрала путь, не имеющий ничего общего с такими организациями, как BBC, Alliance française или Институт имени Гёте, – объясняет Вит Новотны, чешский соавтор доклада по внешней пропаганде Кремля. – Речь идет не о том, чтобы продвигать свой собственный позитивный имидж, а о том, чтобы подорвать доверие внутри европейских демократий и продемонстрировать, не обнаруживая себя, свою способность к вредительству”.

„Дезинформация поселяет сомнения по поводу установленных фактов, дискредитирует неугодных ей людей и общественные институты. Она прячет очевидность под пластами слухов и неправдоподобия. „Раскрыть оборотную сторону истории!” – такие амбиции афиширует Sputnik, радио- и интернет-портал, который сеет смуту на тридцати языках. Подчиняется власти и его собрат Russia Today”, – указывает Мевель.

SURSA: Le Figaro