Информационная война Кремля в странах Балтии

113212_or_15896

Одной из основных составляющих гибридной (Galeotti 2014) или нелинейной войны являются операции информационно-психологического влияния. Цель этих информационных операций в рамках гибридной войны — воздействие на целевые аудитории и манипуляция сознанием, воздействие на эмоции людей. Такие операции весьма вредоносны и опасны. С ними нужно бороться ситуативно, но при этом слаженно использовать эффективные и адекватные меры.

Как пишет профессор Яницкий (РАН, Москва), «есть две основные формы силового информационного воздействия: переключение (или исключение, блокировка) информационных каналов и их перепрограммирование, т. е. навязывание нужного образа «должного мироустройства» своему противнику. Форм же информационного воздействия на вероятного противника бесконечное множество. Это, в частности, борьба интерпретаций текущих событий и война компроматов, маскировка и дезинформация, диффамация, аресты и убийства корреспондентов, работающих в «горячих точках», закрытие каналов, дающих объективную информацию и т. д.» (Яницкий 2014: 114). С Яницким нельзя не согласиться и стоит отметить, что РФ использует именно эту самую модель, базирующуюся на двух формах силового информационного воздействия, описанных выше.

В последнее десятилетие усилилась агрессивная риторика Кремля. Москва часто переходит от враждебных слов к агрессивным действиям — вплоть до откровенной лжи в виде пропаганды на государственном уровне, политического и экономического давления, а порой и к прямой военной агрессии. Так было в случае с Грузией в 2008-ом году и с Украиной, начиная с 2014 года. Украина — это одна из многих жертв этой информационной агрессии Кремля. Против ее ведется гибридная война на всех уровнях (Berzinš 2014), в том числе и прямое военное вторжение со стороны Москвы. Поэтому информационно-психологическая война против Украины — лишь одна из составляющих украинско-российского конфликта (Müür; Mölder; Sazonov, Pruulmann-Vengerfeldt 2016).

Среди других инструментов давления можна, к примеру, назвать информационные и кибератаки против стран Евросоюза, Украины и Турции, защиту от которых выстроить бывает порой очень сложно (Мороз 2016). Более того, в арсенал информационного и политического влияния Москвы входит шантаж (в том числе и ядерный ), разного рода угрозы и техники запугиваний. К примеру, в августе 2014 года вице-премьер Российской Федерации Дмитрий Рогозин заявил, что в случае нападения Россия применит свои ядерные силы (Дмитрий Рогозин пригрозил миру ядерными боеголовками. 26 августа 2014. podrobnosti.ua, последнее посещение 17.04.2016.).

Путинский режим ведет информационную войну на многих направлениях — против стран Балтии, Турции, CША и многих других стран Запада. Потенциальной жертвой информационной агрессии Кремля может оказаться любое государство, в особенности страны постсоветского пространства, к которым у Путина особенный интерес.

Кроме того, путинский режим проявляет весьма нездоровый интерес ко многим государствам Ближнего Востока, Кавказа, Центральной Азии и к Балканам. Показательный пример — Сербия. Вступление Сербии в Евросоюз, запланированное на 2019–2020 годы, это не дает покоя Путину и его кремлевским камрадам. Эксперт по информационной безопасности Вячеслав Гусаров отмечает в своей статье на сайте “Информационное сопротивление”, что «из внешних государств огромный интерес к Сербии проявляет Россия. Последнее десятилетие Кремль намеревается разными путями создать в Сербии контролируемый анклав по примеру молдавского Приднестровья.» (Гусаров 2016)

В своей статье “Основная цель путинского режима – воссоздание империи в границах СССР и заполучение Европы в сферу влияния” я писал о том, что основная цель путинского режима – это воссоздание империи в границах СССР и заполучение Европы в сферу своего влияния. Однако, его планы амбициознее, чем просто восстановление советского лагеря. Евразийский союз, печально известный как «Русский мир», лишь один из многих замыслов Путина. В ряде европейских стран уже созданы или создаются пророссийские центры, дабы влиять на внешнюю и внутреннюю политику этих стран. C этой целью запускаются планы по дестабилизации обществ и политических систем.(Сазонов 2016)

Одним из таких ранних примеров российской информационно-психологической компании с попыткой дестабилизации является «Бронзовая ночь» в апреле 2007 года в Таллинне. Именно тогда в создании дестабилизации в виде массовых беспорядков участвовали многие пророссийские активисты. Какова была роль российских спецслужб в этой провокации — остается лишь гадать. В любом случае в бессовестную информационную кампанию сразу же включились все российских СМИ и ряд сайтов, где по основным каналам были запущены агрессивные информационные выпады против Эстонского государства и эстонцев. На территории РФ коммерсанты отказывались продавать эстонские товары, а иные даже вешали листовки, где на фоне георгиевской ленточки красовалась надпись в духе времен нацистской Германии «Эстонцам и собакам вход воспрещен» (Антифашистская акция в Ярославле: «Вход разрешен всем!»; Без объявления войны. С российскими хакерами будут бороться на высшем уровне.) Но Кремль не достиг особенного успеха в провокациях и в информационной кампании против Эстонии весной 2007 года и через какое-то время это все вроде бы утихло, но интерес Кремля к Эстонии не угас. Точно также как и к Латвии и Литве. Ведь балтийские страны, в силу своего геополитического расположения, являются одним из предметов вожделения Москвы. Поэтому Кремль неустанно пытается повлиять на жителей этих стран и их политику. Москва стала эта делать, начиная еще с распада СССР и при путинском режиме степень информационной агрессии постепенно нарастала, создавая негативный образ балтийских стран в российских и пророссийских СМИ (Denisenko 2015).

Возьмем Эстонию. То, что Эстония уже более десяти лет член НАТО и Евросоюза, является основным гарантом ее безопасности, и это не дает покоя кремлевским политикам. В Эстонии, где населении немногим более 1 300 000 человек, русскоговорящие составляют 26-27%, большая часть из них проживает в Таллинне и на северо-востоке страны.

В таких городах как Нарва или Силламяэ большинство населения русские — потомки поселенцев из Советского Союза, прибывшие или посланные насильно после Второй мировой войны. Нарва — это третий город Эстонии по величине и значимости, стратегически и экономически весьма важный для Эстонии и ЕС, и не только потому что расположен на границе Евросоюза и РФ. Нарва — важный промышленный центр страны, тут проходит внутригородская граница с РФ и прямое сообщение со всеми крупнейшими городами Эстонии – Таллинном, Тарту, а также с Псковом, Ригой и Санкт-Петербургом. Более 90% населения Нарвы — русскоговорящие и эстонцев там всего 3%.

Силламяэ также является важным промышленным центром в Эстонии, расположен всего в 25 км от Нарвы, где 90% населения русскоговорящие и, если верить неофициальным данным, то 6000-7000 жителей — граждане РФ. В Нарве граждан РФ также много. В Йыхви – административном центре Ида-Вирумаского уезда 0 примерно 53% населения — русскоговорящие. Таким образом, северо-восток Эстонии преимущественно населен русскими и многие из них при этом — граждане РФ. Трудно сказать наверняка, какие настроения преобладают среди русскоговорящих северо-востока, поскольку такого мониторинга никто не проводил. Но там, и даже в Таллинне, часто можно увидеть георгиевские ленточки, слышать антиправительственные и антиэстонские высказывания. Такую же картину можна наблюдать даже в Тарту, где большинство населения — эстонцы.

Конечно, среди русскоязычных много людей с разными взглядами и убеждениями. Есть те, которые лояльны к государству и идут служить добровольно в армию или в полицию. Большинство из них — русскоговорящие граждане Эстонии. И как верно заметил историк Игорь Копытин, если наступит тяжелое время, когда народ Эстонии должен будет защищать свою свободу и государство, не будет разницы, какой национальности тот или иной солдат эстонской армии: “Сильная государственная идентичность появляется именно во время прохождения военной службы, где бок о бок служат молодые люди разных национальностей. Я уверен, что эстонские русские встанут на защиту свободы Эстонии так же, как это было во времена Освободительной войны» (Копытин 2014a). Тут Копытин имеет в виду Освободительную войну 1918-1920 годов, когда многие жившие в Эстонии русские встали на защиту Эстонии против агрессии Красной армии Советской России. Страна была тогда спасена и большевики проиграли. 20 лет спустя, в 1940 году, СССР удалось захватить Эстонию и удерживать ее под своей оккупационной властью до августа 1991 года.

Но не стоит забывать, что среди населения есть и нейтральные, то есть те люди, которым нет дела до политики, и которые не поддерживают ни одну из сторон. Есть также и те, кто исповедует явно пророссийские взгялды, и среди которых встречаются и ярые фанаты В. В. Путина. Именно эта группа пророссийски настроенных граждан с точки зрения безопасности может представлять наибольшую проблему, и именно к ним повышены внимания российских агентов влияния и спецслужб. Многие из них даже не скрывают свое второе гражданство — Российской Федерации. Этот пласт русскоязычных жителей Эстонии и является основной целевой аудиторией российской пропагандистской машины. (Русские в Эстонии – жертвы информационной войны? — Май 24, 2015, Новости Нарвы, последнее посещение 17.04.2016.).

Хотя надо признать, что Кремль пытается использовать все сподручные средства. Часто на руку Кремлю играют радикально настроенные группы, политики и общественные деятели, которые не имеют никакого отношения к “русскому миру”, а представляют разнообразные правые и ультраправые движения и призывают людей противостоять потоку беженцев из Сирии. Потоку, которого, к слову сказать, в Эстонии нет. Десяток беженцев — это ведь никакой не поток. Такие проявления ксенофобии или любой другой социальный конфликт в европейском обществе активно используются Кремлем для достижения своих целей.

Весьма беспокоит и тот факт, что в Эстонии есть в наличии весь спектр российских СМИ, начиная от таких каналов как НТВ, РТР, а также газет вроде Московский Комсомолец в Эстонии — до некоторых балтийских русскоязычных СМИ, которые время от времени транслируют информацию в нужном для Кремля русле. Также важными инструментами влияния являются социальные медиа, такие как ВКонтакте или Одноклассники, которые весьма популярные среди русскоязычных жителей Эстонии. В Twitter и Facebook также полно российских троллей и пропутинских групп.

Вдобавок, совсем недавно в Эстонии открыл свой филиал печально известный Sputnik , который хотя и столкнулся с некоторыми сложностях на старте, уже ведёт свою деятельность в Эстонии, публикуя фейковые новости или искаженные пропагандистские месседжи на эстонском языке. Заслуживает отдельного внимания и так называемый медиаклуб «Импрессум», действия которого явно носят антиэстонский характер и который связывают с Кремлем. Как верно подметил Игорь Копытин в Postimees, «деятельность т. н. медиаклуба «Импрессум» уже несколько лет назад была изобличена журналистом Олегом Самородним в его книге «Двуликий Импрессум», где аргументированно доказывается, что эта организация спонсируется на российские деньги, работает в интересах России и целенаправленно занимается дискредитацией Эстонии и Евросоюза» (Копытин 2014b).

Это лишь некоторые примеры рычагов влияния и каналов Кремля, но арсенал Москвы куда более широк — туда, кроме СМИ, социальных медиа, организаций вроде «Импрессума» и прямых действий российских спецслужб и агентов влияния, относятся и попытки дестабилизации обществ, кибератаки, дезинформация, политический и экономический шантаж, запугивание, обман, подкуп и т.п.

Какие выводы мы можем сделать и что стоит предпринять в сфере информационной безопасности?

В сфере информационной безопасности надо усилить прежде всего бдительность по отношению к российским СМИ. Крайне важно осознать, что российская пропаганда очень опасна и направлена на разные целевые аудитории с целью дестабилизировать обстановку или посеять хаос и недоверие, а иногда страх и вражду (Sazonov 2015). Но одного осознания мало, надо противодействовать и наращивать иммунитет против вредоносного влияния, разносчиком и распространителем которого (словно опасного вируса) может быть любой канал, даже с виду очень безопасный и вызывающий доверие.

Также необходимо странам Балтии развивать свои собственные СМИ и обратить более пристальное внимание на российские СМИ с целью более четкого мониторинга того, какого рода информацию они транслируют на целевую аудиторию русскоязычных жителей стран Балтии.

Что касается Sputnik, то в случае, если оно будет уличен в разжигании межнационально розни, его деятельность должна быть ограничена или запрещена, конечно же в полном соответсвии с законом.

Sursa: aici