Как Европарламент решал, что делать с российской пропагандой

Parlament european

„Постправда”. Оксфордский словарь недавно признал этот термин словом 2016 года. Об этом и напомнила верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Федерика Могерини, открывая дебаты по проекту резолюции о противодействии российской и исламистской пропаганде. Постправда обозначает ситуацию, когда объективные факты оказываются менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям.
Мы живем в эру постправды, констатировала глава европейской дипломатии. От того, научится ли ЕС апеллировать к эмоциям своих граждан, рассказывая положительные истории из жизни европейцев, но не отступая при этом от приверженности фактам, зависит будущее Евросоюза, убеждена госпожа Могерини.
Впрочем, на пути к этому будущему есть и другая преграда, считают разработчики резолюции под названием „Стратегическая коммуникация ЕС по противодействию направленной против него пропаганды третьих сторон”. А именно, дезинформационные кампании Кремля и террористической группировки „Исламское государство” (ИГ).

Дебаты по этому вопросу, и без того назначенные на полвосьмого вечера, в итоге задержались более чем на час из-за насыщенной повестки дня. Тем не менее глава европейской дипломатии дождалась дискуссии об антиевропейской пропаганде, продемонстрировав тем самым важность вопроса.
Россия и ИГ в одной резолюции?
Тот факт, что Россия и террористы из ИГ оказались в одном документе, стал камнем преткновения для ряда европарламентариев. Так, австрийский социал-демократ Ойген Фройнд заявил, что воздержится от голосования, потому что в резолюции ИГ фактически поставлена на уровень государства, „в то время как мы несколько лет пытались избежать именно этого”. Русскоговорящего депутата из Эстонии Яну Тоом, наоборот, не устроило, что Россию ставят в один ряд с террористами. „Мы действительно хотим провести параллель между Россией и ИГ?” – вопрошала она. „Может, стоило сделать два отдельных документа?” – развивал идею Марио Боргецио из правопопулистской „Лиги Севера”.
Разработчики резолюции, в частности, глава фракции „зеленых” в Европарламенте Ребекка Хармс (Rebecca Harms) настаивали, что в документе вопросы, касающиеся России и ИГ, расматриваются по отдельности, и речь идет фактически о двух постановлениях в одном. А вписали их в один документ, потому что в обоих случаях речь идет об информационной войне против ЕС. Впрочем, в личных беседах с корреспондентом DW причастные к подготовке резолюции депутаты высказывали опасения, что именно „соседство” России и ИГ в документе может привести к отклонению его Европарламентом.

Putin TV

„Яркое свидетельство, как работает российская пропаганда”

Однако конструктивные замечания на этом по сути закончились: в зале заседаний оставалось немало представителей правопопулистских и крайне левых партий, которые, кажется, и не собирались всерьез обсуждать резолюцию, а использовали возможность для разгромной критики всей европейской политики и политики ЕС в отношении России, в частности. А некоторые радикальные европарламентарии делали это еще и экспрессивно, не сесняясь в выражениях.
Так, Джеймс Карвер из британской популистской партии UKIP назвал резолюцию „возрождением холодной войны”, греческий коммунист Сотириос Зарианопулос использовал отведенную ему минуту, чтобы заявить, что ЕС ведет „антикоммунистическую пропаганду” и назвал это „подарком нацистам”. „Das ist Propaganda”, – кричал уже после выключения микрофона по-немецки евродепутат от французского „Национального фронта” Жан-Люк Шаффенхаузер, который в 2014 году ездил „наблюдать” за референдумом в самопровозглашенной ДНР. В пропаганде он обвинял, разумеется, Евросоюз.
„Только что в этом зале мы услышали, как работает российская пропаганда. Это яркое свидетельство”, – подвел итог этим выступлениям зампред фракции социал-демократов в Европарламенте Виктор Боштинару. Румынский консервативный депутат Кристиан Преда тоже указал на тесные связи правых и левых с Россией, отметив, что некоторые партии, которые представляют европарламентарии, получают финансовую поддержку от Кремля. Вероятно, это был камень в огород, в частности, Шаффенхаузера, чей „Национальный фронт” получил в 2014 году крупный кредит в одном из банков, связанных с Россией.

Хватит ли голосов для принятия

Чешский консерватор Яромир Штетина говорил о „гибридной войне, в которой Кремль побеждает”, а вот депутат из Латвии Татьяна Жданок, которой приписывают прокремлевские взгляды, утверждала, что телеканал RT, описанный в проекте резолюции как один из инструментов российской пропаганды, якобы вносит вклад в плюрализм СМИ.
В ходе дебатов более десяти депутатов высказались в поддержку резолюции и, особенно, содержащегося в ней требования о предоставлении дополнительного персонала и бюджета Оперативной рабочей группе по стратегическим коммуникациям, которая с 2015 года готовит дайджесты с разоблачением дезинформации о Евросоюзе в русскоязычных СМИ. Хватит ли их поддержки для принятия документа, станет известно 23 ноября, когда в Страсбурге пройдет голосование по этой резолюции.

Sursa: DW