От фейковых новостей к фейковой жизни

fakenewsquiz20170308_b9e49a694b2747388a326f0c181be209_19818

Мы живем в мире новостей, причем сегодня чаще откидываем их как недостоверные, чем принимаем.
Известен феномен чтения старой газеты, которая читается с большим интересом, пока глаза не падают на число. Это говорит о том, что новости особо новостями не являются, они отражают и подтверждают модель мира, где значимыми являются только отклонения от нее, которые и останавливают наше внимание.

Новости могут выполнять разные функции:

отражать мир более или менее объективно,
сознательно искажать определенные аспекты мира,
строить исключительно позитивную или негативную картину мира,
удерживать внимание аудитории на нужных аспектах мира,
сознательно переключать внимание аудитории на иные аспекты мира.
Фейки пришли в очень подготовленный для них мир. Реклама и пропаганда, интересы власти или владельцев, интересы оппозиции заполонили информационное пространство. Социальные медиа дали возможность резко усилить число источников, тем самым практически уничтожив понятие достоверности или недостоверности информации, поскольку в социальных медиа понятие достоверности отошло на второй план, хотя в традиционной журналистике оно было на первом.

Сегодняшние фейковые новости охватили всех. 23% американцев сказали, что им пришлось распространять такого рода историю, причем 14% знали, что это фейк, а 16% узнали позднее.

Фейк может быть случайным информационным набором, а может быть создан сознательно по множеству причин. Например, его могут запускать, чтобы увести от правды, в чем могут быть заинтересованы виновники какого-то отрицательного события.

Фейк также может работать на смену картины мира в целом, подрывая ее основы в самых слабых местах. Например, американское разведывательное сообщество в таких словах сформулировало цели российских кибератак против американских президентских выборов 2016 года – «подорвать общественное доверие к демократическому процессу в Америке». В американском плане противодействия целых 15 страниц, его приводит полностью журнал Time. В результат опрос Gallup’а показал, что только 66% американцев доверяют результатам выборов.

Необязательно именно эти интервенции повлияли именно так, но они были в числе тех, которые были направлены на подобный результат. Мир перестал быть правильным и в реальности, и в информационном и виртуальном пространствах.

На внесение «трещин» в картину мира работают не только люди, но и так называемые социальные боты. Подобные роботы порождают сегодня 60% трафика онлайн, что на 20% больше, чем было в 2015 г.

В связи с этим выделяют три проблемы, которые порождает активное использование ботов:

влияние может быть распределено между множеством подозрительных аккаунтов,
политическая дискуссия поляризируется,
распространение дезинформации усиливается.
По объемам роботы уже активно подменяют троллей. Правда, тролли всегда будут сильнее в борьбе с помощью оскорблений, домогательств, раздражения противника.

Американские социологи дают цифру в 41% пользователей, которые подвергались такому воздействию. Причем 18% испытывали на себе жесткие формы типа физических угроз или сексуальных домогательств.

Есть разница в восприятии этого онлайн-отклонения у мужчин и женщин. 70% женщин видят это как важную проблему, но только 54% мужчин. Молодые женщины (от 18 до 29 лет) особенно болезненно воспринимают это: для 83% них это важно, в то же время для мужчин в этой же возрастной группе важность отмечают только 55%.

Манипулятивный аспект информации был поднят американскими президентскими выборами на новую высоту. Журнал Time выходит с портретом Стива Бэннона на обложке со словами «Великий манипулятор». В статье в этом номере коллега Бэннона говорит: «Фактически если никто не выступает против того, что вы делаете, вероятно, вы ничего не делаете такого, что имело бы значение».

Кстати, есть мнение американцев по поводу еще одной инновации кампании – использования Твиттера. 69% американцев заявили, что Трамп слишком много пользуется Твиттером. Правда, во время кампании Трамп сам понял, что тем самым он снял журналистскую цензуру между собой и избирателями. А миллиардер Тиль защитил Трампа, сказав: «Война в Твиттере – это не настоящая война».

Фейковые новости порождают такую же фейковую жизнь. А нам приходится реагировать на нее как на настоящую. Илон Маск видит еще большую опасность в будущем, когда искусственный интеллект сможет порождать любые сообщения. Он говорит: «Роботы могут начать войну, выпуская фейковые новости и пресс-релизы, подделывая учетные записи электронной почты и манипулируя информацией. Перо сильнее меча».

В одном из исследований онлайновых дискуссий используется хорошее понимание этого явления, выраженное в следующих словах: личностные атаки [см. тут и Rose C.P. A social spin on language analysis // Nature. – 2017. – Vol. 545. – N 7653]. Там можно увидеть также интересные результаты проделанного исследования, например, анонимные комменты в шесть раз вероятнее могут быть атаками. И еще такое наблюдение: поскольку личностная атака вызывает ответную реакцию, становится очень важным более раннее подключение модератора, которое может многое остановить.

Еще одной проблемой, подливающей масла в огонь, стало политическое разделение населения. Внутри США сторонники Демократической и Республиканской партии верят разным новостным источникам. В этом году они больше уделяют внимания новостям, чем в 2016-м. 49% следят за новостями очень серьезно. И еще по потреблению новостей: 15% американцев верят новостям, услышанным от друзей и семьи, и 16% потребителей новостей в онлайне также часто получают новости от людей, которые им близки.

Анализ кибервойск правительств разных стран показал следующие направления их работы [см. тут]. Во-первых, они порождают позитивные месседжи, которые усиливают и поддерживают правительственные позиции. Израиль, например, вступает в полемику с теми, кто критично настроен по отношению к государственной позиции, для чего существуют даже студенческие стипендии в университетах. Официальные лица говорят так: «Мы будем получать официальную и информацию и добавиться того, чтобы она двигалась вирусно. Мы не будем оставлять негативные истории в онлайне без реагирования, будем также распространять позитивные месседжи. То, что мы делаем, это революционно, поскольку мы отдаем публичную дипломатию в руки людей».

Во-вторых, такие кибервойска занимаются троллингом против тех, кто высказывает критику власти. Часто этой атаке подвергаются политические диссиденты. В-третьих, размещаемые сообщения могут носить нейтральный характер, хотя на самом деле их назначение состоит в том, чтобы увести внимание от обсуждаемых вопросов (о фермах троллей и ботах в России см. тут, тут, тут и тут, о вмешательстве российских троллей в президентскую гонку в США тут, тут и тут, что уже является вмешательством во внутренние дела чужой страны, а также о внутренней кухне создания новостей и политических ток-шоу в самой России см. тут, тут, тут, тут, тут и тут).

Только одна цитата, которая отображает «неинформационный» компонент такого воздействия в российских политических ток-шоу: «Что особенно меня бесило в той работе — у руководства был в ходу термин “оручесть”. Ты должна предоставлять лица для эфира и этим новым (или неновым) лицам испортить настроение, накрутить — они должны орать. Боссы так и спрашивали про новых экспертов: “А он оручий?” Это один из основных показателей, причем любой интеллигентный адекватный человек, когда слышит этот хоровой ор в эфире, сразу перестает воспринимать информацию, а у начальников это считается высшим пилотажем».

Все это отражает порождение огромного числа принципиально негативных сообщений на выходе. Так и фейк отражает эту же тенденцию – в основе своей это отрицательные новости, которую получают по этой причине большее распространение.

Почему отрицательные новости более важны? Потому что позитивным рассказам мы особо не верим, считая их не естественными, а результатом подталкивания, например, со стороны пиар-служб. И тут наше ощущение нас не обманывает, по разным оценкам такими может являться 70–80% сообщений, окружающих нас. А негативные новости пересказываются намного больше, чем позитивные. Это результат, пришедший к нам из прошлого. Ведь для выживания знание негатива более важно, чем знание позитива. Так и сегодня, когда мы читаем в социальных медиа рассказ о том, как дурят владельцев кредитных карточек или как орудуют мошенники в метро.Часто по важности подобная информация превосходит для нас любую другую.

Достаточно распространено явление, когда люди пытаются уйти от новостей вообще. Лидерами среди стран здесь являются Греция (57%) и Турция (57%), а лучше всех выглядит Япония, где эта цифра достаточно мала (6%) (см. тут и тут). Причины такого поведения на виду. 48% считают, что новости плохо действуют на их настроение, 37% объясняют это тем, что не верят новостям.

Новости окружают нас повсюду. Мы привыкли к ним настолько, что даже фейковые новости постепенно перестают нас смущать. Новости, новости, новости… Фейковые новости рассказывают о фейковой жизни. Но чем она отличается от рассказа о том, что Анджелина Джоли родила двойню, или истории об очередном разводе в Голливуде… Хоть они и настоящие, эти новости, но они рассказывают о событиях совершенно отдаленных от нашей жизни, создавая горы «мусора» в наших головах.

Автор – Георгий Почепцов, Media Sapiens
Источник статьи ЗДЕСЬ